313 просмотров

Что поможет экономике Узбекистана преодолеть последствия пандемии

Мнение независимого экономиста Абдуллы Абдукадырова

Экономика Узбекистана подверглась сильным изменениям в связи с пандемией коронавируса. В новых непростых условиях было важно то, как государство справляется с трудностями, какие меры поддержки принимает для того, чтобы и население, и бизнес выжили в данной форс-мажорной ситуации. Но самое главное – что власти могут предложить для выхода из возникшего кризиса.

Сейчас, по прошествии времени, очевидно, что многих ошибок, которые были допущены, особенно в начале пандемии коронавируса, можно было бы избежать. К примеру, среди антикризисных мер приоритет получили те направления, где была высокая коррупционная составляющая, а эффективный контроль за целевым использованием средств стал труднореализуемой задачей.

Наибольшую критику со стороны населения власти получили из-за бездействия в части финансовой помощи гражданам во время самого сложного, первого карантина. Люди, оставшиеся без источников дохода, оказались один на один со своими трудностями. Выплачиваемые сейчас компенсации слишком запоздали. Масла в огонь подлила ситуация с различными махинациями, которые были выявлены при выплатах этих средств. Из общего количества нуждающихся в прямой помощи, а это 5 млн человек, только около миллиона ее получают, и то с большими трудностями.

Бизнесу также были предоставлены льготы, которые не могли стимулировать возобновление деятельности в короткие сроки. Анонсированные правительством и ЦБ меры по выплате дешевых оборотных средств, к сожалению, так и остались на бумаге, поскольку у банков собственных денег на выдачу «дешевых», да и других кредитов уже нет.

В октябре срок оплаты кредитов, налогов, по которым была предоставлена отсрочка. Предполагаю, что административный аппарат, налоговики и банки предпримут все усилия, чтобы собрать эти платежи. Хотя очевидно, что бизнес еще не восстановился, а население не имеет достаточных сбережений, поэтому выполнять свои налоговые и кредитные обязательства им будет очень проблематично.

Работа в зачет

Конечно, ряд мер можно отнести в зачет деятельности правительства. Это в первую очередь создание Антикризисного фонда, куда были мобилизованы значительные ресурсы. Объявление жесткого карантина помогло сдержать распространение болезни и получить время для подготовки системы здравоохранения. Налоговые льготы отдельным бизнес-структурам и выборочным отраслям, а также послабления для малого предпринимательства в виде отсрочек по выплате кредитов и других платежей имели важное значение и дали небольшой положительный эффект.

Пандемия не пройдет бесследно и будет иметь тяжелые последствия. По моим прогнозам, падение реального ВВП к концу года может достичь 3,2%, дефицит бюджета без заимствований составит 6% от ВВП, уровень инфляции вырастет до 13% годовых, а количество малых и средних предприятий сократится на 23-25%. Сюда же можно добавить увеличение курса доллара, рост числа безработных и уровня бедности в стране.

Вложить и получить

Спасением в сложившейся ситуации может стать активная инвестиционная политика государства. Но здесь необходимы реформы для привлечения больших средств.

Сейчас степень либерализации экономики Узбекистана, если измерять ее долей реального частного сектора в объеме ВВП, составляет порядка 40%. А с учетом административного влияния государственных органов на операционную деятельность, а также трудностей, связанных с получением всяких разрешений и лицензий, уровень будет еще ниже.

К сожалению, пока экономическая политика государства недостаточно отвечает интересам инвесторов. Бизнес, который вкладывает свои средства, платит огромные проценты, чтобы вывести деньги для собственных нужд. В реализации даже мелких проектов инвесторы не могут рассчитывать на помощь банков и инвестфондов, при этом цена доступа к инфраструктуре в виде энергии, водоснабжения, дорог и т.д. совсем не маленькая. Самое поразительное, что в стране, где порядка 13% официально безработных граждан, стоимость рабочей силы достаточно высокая, потому что жизнь в городах Узбекистана недешевая.

Запрос на интеграцию

Несмотря ни на что, инвесторы, особенно зарубежные, активно проявляют интерес к экономике республики. И даже в нынешних непростых условиях сохраняется ряд отраслей, привлекательных для вложения капитала. Это касается фармацевтики, производства предметов гигиены, строительных материалов, IT-отрасли, особенно в банковской сфере (e-commerce) и технологиях, связанных с деятельностью госорганов (система e-government), а также в ювелирной отрасли и строительстве.

Активность на рынке Узбекистана сегодня проявляют многие зарубежные страны. Но у инвесторов из соседних государств и особенно Казахстана есть ряд преимуществ для активного экономического взаимодействия. Прежде всего это близость менталитета и существующие добрососедские отношения. Нам необходимо вместе развиваться на региональном уровне, интегрируя экономики двух стран. Данный запрос существует и становится все более актуальным, и, на мой взгляд, другой альтернативы у нас нет.

Банковский прорыв

Однако, вкладывая инвестиции в узбекскую экономику, бизнес должен осознавать, что банковская система страны очень консервативная и она пока не готова предложить компаниям полноценные финансовые инструменты и гарантии для обеспечения возвратности вложенных средств. Сами банки сейчас испытывают проблемы с ликвидностью и возвратом выданных кредитов, особенно под льготные проценты в рамках государственных программ стимулирования предпринимательства.

При этом инвестиции в саму банковскую отрасль я приветствую, поскольку верю, что именно в этом секторе произойдет первая настоящая экономическая революция в хорошем понимании этого слова.   

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 
32 просмотра

Tortuous Trajectory

Sevenfold growth

Photo: Depositphotos

Despite being richer with architectural heritage and natural monuments than other Central Asian states (the vast majority of historical monuments are inside big Uzbek cities or near to them), for a long time Uzbekistan couldn’t make any progress in the development of its internal tourism.

However, after the political reforms of 2016-2017, the number of foreign tourists had been steadily increasing: from two million in 2016 to 6.7 million in 2019. If compared with 2010 figures, the growth was sevenfold (592%) which is one of the most impressive results all over the world.

According to the World Bank, over the period from 2016 to 2019, Uzbekistan increased the share of tourism in its gross exports from 5.5% to 9.9%. Even though the main source of foreign currency for the country (as well as for neighboring Kazakhstan) is still the export of natural resources, tourism plays a bigger role these days.

1_Турпоток-за-10-лет-вырос-почти-в-7-раз.jpg

In 2019 Central Asian countries accounted for the vast majority of foreign tourists in the country: Kazakhstan (33.5%), Tajikistan (21.8%), Kyrgyzstan (21.6%), and Turkmenistan (8.5%). Fewer tourists arrived from Russia (6.7%), Turkey (0.9%), China (0.8%), Japan and Germany (0.4% each). In general, about 488,000 or 7.2% out of all foreign tourists came from outside of the CIS.

The type of transportation that tourists prefer to use depends on the geography. According to UNWTO, roughly 90% of all tourists use cars, 1% trains and 9% air transportation.   

Year of Restrictions

Last year should have to be a record-breaking year for the entire Uzbekistani tourism industry. However, the pandemic changed everything.

Uzbekistan was forced to do exactly what all other Central Asian countries did: to declare a lockdown in the middle of the tourist season from March to August. People were not allowed to move from one region to another and all public events were canceled. The public food industry and hotels were also told to stop working.

2_ЦА-переживает-бум-вьездного-туризма.jpg

To support the internal tourism industry, the Uzbek government has started to differentiate its regions by colors which reflect the rate of COVID-19 risk. For example, for regions labeled with green and yellow, tour operators were allowed to work if they comply with sanitary rules.

Moreover, the government has been implementing some other supportive measures. For example, tour companies were paid $15 for each tourist who decided to stay in the country for more than five days. Last year tour operators could also rely on transportation subsidies: about 30% for air and train tickets for groups of foreign tourists (not less than 10 people). Subsidies for renovation work in hotels are still available until the end of this June.

There were no restrictions for tourists from countries in the green zone (South Korea, Japan, China and Israel). Tourists from the yellow zone (EU member states, Malaysia, Thailand and Singapore) as well as from the red zone (Turkey, Russia, Kazakhstan and other CIS countries) were able to visit Uzbekistan after a fourteen-day quarantine.

3_Вес-туризма-приближается-к-10%.jpg

As a result of these restrictive measures by the government and extremely low tourist activity, the tourism industry in Uzbekistan dropped fourfold. 

Tough Times for Tourism

According to the UNWTO report (January 2021) about last year, world tourism faced the most severe crisis in modern history. The number of guests who had traveled abroad and stayed in hotels plunged by 74% all over the world. As a result, the industry lost about $1.3 trillion, which is 11 times higher than in 2009, when tourism had suffered from the financial crisis.

Given the global scale of the sanitary measures, tourism struggles everywhere. And of course, tourism losses in different regions directly depended on the scale and intensity of restrictive measures in a particular country. For example, Asia and the Pacific region lost 84% of foreign guests, the Middle East and Africa - 75%, Europe - 70%, and North and South Americas about 69%, according to UNWTO. However, in terms of absolute figures, these losses were not the same: while Asia lost 300 million tourists, the losses for Europe were about 500 million.

4_Значение-туризма-растет-в-экономиках-стран-ЦА.jpg

In terms of the industry’s future, UNWTO experts give controversial forecasts. In a survey the organization conducted in January, 45% of experts said that the situation is going to improve. About 25% believe that nothing would change compared to 2020. And 30% of experts are expecting the industry will worsen. Half of the respondents said that the rebounding of tourism will occur in 2022, even though in another survey conducted in fall 2020 they expected the rebounding in 2021. However, the process to get tourism back to its pre-pandemic level (2019) may consume much more time: 43% of experts believe it might happen in 2023; 41% of others expect that in 2024 or even later on.

Because tourism in the open air is not banned, this sector may show growth, experts said. Also, the demand for internal tourism and tours to neighboring countries will surge.

There is no evidence that Uzbekistan can return to the pre-crisis trajectory soon; it can take two years or four. However, given Europe and South Asia are still not ready to open their countries for tourists, Uzbekistan might be attractive for tourists from Russia and Kazakhstan. All three countries have relatively soft quarantine rules for those who enter or exit them.

Thus, Uzbekistan is going to intensify transport communication with Kazakhstan. Currently, the two countries are working together on a high-speed railroad project, which is going to connect Turkestan, Shymkent and Tashkent. Uzbekistan has already built a high-speed railroad between Tashkent and Samarkand; therefore, once the project with Kazakhstan is ready the trans-border tourist cluster may appear.

Soft sanitary conditions may also prove helpful in attracting more tourists from Europe or even from Turkey and the UAE. In March, Uzbekistan reached a deal on the creation of the air transport bubble with India and Seychelles. 

Uzbekistan is going to expand its tourist infrastructure with HoReCa, new transport routes and foreign consulates in the most popular tourist areas. For example, in March the Turkish consulate was opened in Samarkand. Another consulate out there is going to open in Kazakhstan; the country’s president Kassym-Jomart Tokayev signed a relevant edict in September last year.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

 

kursiv_kz.jpg